Главная страница - Архив - 2003


16.10.2003   Правительство против русских школ: все началось в 1995-м

 



 

 



Яков ПЛИНЕР, доктор педагогических наук,  депутат Сейма от ЗаПЧЕЛ



 



Осознать то, что происходит ныне с меньшинственным образованием, нельзя без анализа исторического опыта. Латвия всегда была многонациональной или, как сейчас говорят, мультикультурной страной. Кроме латышей в ней проживали и проживают русские, белорусы, поляки, евреи, литовцы и представители многих других национальностей.



Первая республика: воспоминание о будущем



Эта реальность нашла отражение в первом законе Латвийской Республики «Об учебных заведениях», который 8 декабря 1919 года подписал председатель Конституционного собрания Янис Чаксте. Национальные меньшинства в то время получили следующие гарантии: 1) дети в школах должны обучаться на языке семьи, 2) язык семьи определяют родители, отправляя детей в школу, 3) для нацменьшинств должно быть открыто столько школ, сколько необходимо их детям. Не случайно этот закон 1919 года считался одним из самых демократичных в Европе. И практика не отставала от требований закона. Обучение в тогдашних латвийских школах было обеспечено на восьми языках: латышском, русском, немецком, еврейском, литовском, польском, эстонском, белорусском. На государственном – латышском языке – в школах нацменьшинств изучались: латышский язык и литература (6 часов в неделю), история Латвии, география Латвии и военное дело для мальчиков. Надо отметить, что обучение латышскому языку на уроках языка в то время было более интенсивным и качественным, чем в среднем случае в нынешних меньшинственных школах.

После переворота и узурпации власти Карлисом Улманисом в 1934 году количество меньшинственных школ сократилось, но они продолжали существовать.

В 1939 году в принудительном порядке из Латиии выехали немцы. Исчезло немецкое меньшинство и соответственно – его школы. Холокост перечеркнул историю еврейских школ. Однако даже в годы немецко-фашистской оккупации продолжалось обучение детей на латышском и русском языках.

После Второй мировой войны в Латвийской ССР школы работали на латышском, русском и польском языках. В середине 60-х годов прошлого века в Латвии были закрыты последние польские школы. Но на латышском и русском языках образование и в советское время можно было получить в школах, ПТУ и вузах вплоть до восстановления независимости Латвийской Республики.



Вторая республика: закручивание гаек


После восстановления независимости в 1991 году был принят новый закон об образовании. На тот момент его нормы ни в коей мере не ущемляли права на образование нацменьшинств на родном языке.


До 1995 года 33,4 процента учащихся общеобразовательных школ обучались на языках национальных меньшинств. Конечно, из этого количества абсолютное большинство училось на русском языке. Менее одного процента школьников учились в воссозданных польских школах, а также еврейской, украинской, литовской и других школах нацменьшинств, которые открывались в Латвии начиная с 1989 года.

В 1995 году, без каких либо предварительных исследований и экспериментов, V Сейм Латвии принял поправки к действующему тогда «Закону об образовании». Тогда было решено, что в основной школе нацменьшинств (1-9 классы) не менее двух учебных предметов, а в средней школе (10-12 классы) не менее трех учебных предметов должны преподаваться на государственном (латышском) языке. До этого никакой подготовки ни учителей, ни учащихся школ нацменьшинств к преподаванию и изучению основ наук на латышском языке не проводилось.

В октябре 1998 года VI Сейм ЛР принял новый, ныне действующий закон об образовании.  Закон получился недостаточно профессиональным и излишне политизированным. Он ориентирован не на декларируемые властями цели интеграции общества, а на примитивную ассимиляцию детей национальных меньшинств.

Этот закон определяет, что «обучение в учебных заведениях, финансируемых государством и самоуправлениями, осуществляется на государственном языке». Получать образование на других языках разрешено в частных учебных заведениях, а также «в учебных заведениях, реализующих программу образования нацменьшинств». При том именно «Министерство образования и науки определяет в этих программах учебные предметы, изучаемые на государственном языке».



Действующий закон максимально, где только возможно, исключает применение меньшинственных языков в сфере образования. Например, согласно нему «повышение квалификации и переквалификация осуществляется на государственном языке»; защита академических и научных степеней осуществляется на государственном языке. Словом, не пощадил закон ни докторов, ни сирот. Последним безапелляционно предписывается: «Дети- сироты, как и оставшиеся без попечения родителей или лиц, их заменяющих, продолжают обучение на государственном языке». Закон содержит и ряд чисто дискриминационных ограничений. Например, частные школы (причем уже лицензированные и аккредитованные), могут получать финансовые дотации от государства и самоуправлений только при условии, если обучение в них проводится на государственном языке. Мы считаем, что такое ограничение недопустимо - государство может помогать или не помогать частным школам, но никак ни ставить эту помощь в зависимость от величины носа, цвета кожи или языка обучения.



Попытка 100-процентной латышизации провалилась


Но особое беспокойство у нас и наших избирателей вызвал девятый пункт Переходных правил Закона об образовании. Еще недавно он гласил: «С 1 сентября 2004 года в государственных и самоуправленческих средних школах (10-12 классы) и в профессиональных учебных заведениях обучение осуществляется только на государственном языке».

На момент принятия этой нормы ни одна общественная организация меньшинств, ни одно национально-культурное общество не просило – «переведите наших детей только на латышский язык обучения». Наоборот – 75 процентов родителей в настоящее время выступают категорически против такой реформы.


По экспертным оценкам, реализация задуманной национально озабоченными радикальной реформы русских школ привела бы к тому, что около 40 процентов учеников этих школ не смогли бы закончить среднего образования, не смогли бы получить профессию, следовательно, рисковали бы стать хроническими безработными, бомжами, преступниками, наркоманами, пьяницами. В результате нынешнее меньшинство национальное могло бы стать  меньшинством социально неблагополучным.


Благодаря сопротивлению нашей парламентской оппозиции и массовым акциям протеста (15-тысячному митингу 23 мая 2003 года и 10-тысячной манифестации 4 сентября) под лозунгом «За свободу выбора языка образования» к настоящему моменту произошел небольшой сдвиг в лучшую сторону. Закон об образовании открыт для изменений, из него удалена скандальная норма «только на государственном языке...». Уже принятые изменения в законе передают Министерству образования право определять языковые пропорции преподавания в школах меньшинств. Министерство предложило стандарты, согласно которым с 1 сентября 2004 года обучение в меньшинственных средних школах и на первых курсах ПТУ не менее 60 процентов учебных часов, т.е. не менее пяти учебных предметов плюс латышский язык и литература изучаются на государственном языке, не более 40 процентов - могут преподаваться на родном, но все экзамены с 2007 года сдаются только на государственном языке.



Вариант ЗаПЧЕЛ несет свободу выбора


Приемлем ли такой компромисс? Мы считаем, что предложенное процентное соотношение и сдача экзаменов только на государственном языке не имеют никаких оснований: ни педагогических, ни психолингвистических, ни физиологических. В результате введения этих стандартов снизится качество знаний, а также конкурентоспособность наших детей и внуков на рынке труда. Предложенное правительством решение нельзя назвать компромиссом и потому, что оно не соответствует принципам интеграции общества: оно недобровольно, согласия меньшинств на него не получено, нам не предложены гарантии сохранения языка и культуры национальных меньшинств. «Реформа 2004» в Латвии не соответствует букве и духу Всеобщей европейской конвенции по защите национальных меньшинств.

Что мы предлагаем? Установить законом, что основной язык обучения, как и долю преподавание предметов на государственном языке, определяет сама школа, то есть родители, старшеклассники, учителя, администрация, возможно и по согласованию с местным самоуправлением. На государственном языке дополнительно, по аналогии с довоенной Латвийской Республикой, могут изучаться история, география и основы культуры Латвии. Все дети Латвии изучают латышский язык и литературу на уровне стандартов, разработанных Министерством образования и науки и сдают соответствующие государственные экзамены. Экзамены по другим предметам сдаются на том языке, на котором изучался предмет.

Мы убеждены, что принятие наших предложений будет способствовать не только сохранению качества обучения, не только свободному владению всеми детьми государственным языком, но и укрепит изрядно пошатнувшееся доверие к латвийскому государству.



 

 

 

Комментарии


Осталось символов:  4124124